noctu_vigilus (noctu_vigilus) wrote,
noctu_vigilus
noctu_vigilus

Category:

Воскресное путешествие нескольких тюменцев

в Бешкиль-Ирюмское междуречье, 4.08. 2013

Тюмень – Исетское – Краснова – Кирсанова – Бобылева –
Саломатова – Ильина – Шатрово – оз. Пустынное – Тюмень



Вид долины р. Ирюм, снятый против солнца между дд. Лобановой и Сазоновой.

На шильдике автомобиля «Субару» изображены какие-то небесные искры, всполохи. 4 августа наша беззаконная комета пролетела над рекой Ирюм, замечательной страной тюменского юго-запада. Исследователь старообрядческой литературы Покровский писал когда-то об удивительных двоеданских святынях, хранившихся в книжных тайниках – едва заметных глазу крошках просфор, которые «считаются пресуществленными на литургии либо до Никона, либо беглыми священниками, принимавшимися когда-то в согласие». Глухой бешкиль-ирюмский ландшафт хранит в себе такие древние вещи, священные крошки, хотя, конечно, не полностью состоит из этого хлеба.



Маршрут 4 августа. А, Н - Тюмень, B- Исетское, C - Кирсанова,
D - Бобылева, Е - Ильина, F - Шатрово, G - Мехонское



Наш маршрут, нанесенный на карту из "Хорографической книги" С.У. Ремезова (1700, f. 31)

В широтном отношении Ирюм – не знаю, сердце ли, но точно правая рука или нога знаменитого исетского хлебопроизводящего района XVII в., в меридиональном – часть древнего пути из степи в леса. В первый период русской колонизации деревни по этому пути были весьма многочисленны:на карте из «Хорографической книги» Семена Ремезова, составленной чуть раньше 1700 года, Ирюм – самое обильное селениями место региона, и при этом деревни по соседним рекам Бешкилю и Мостовке еще единичны, нет ни Решетниковой, ни Кирсановой, ни Шатрова. Деревни маловодного исетского Ирюма (длина реки 85 километров) продолжаются на севере кармацкими деревнями (это уже бассейн Пышмы). Пышминские Кармаки (краеведы иногда пишут, что и Ирюм сначала назывался Кармаком, я не знаю откуда они это взяли) были периферией ирюмского старообрядческого региона, именно там скрывались от розыска суровые бородатые старцы Авраамий и Тарасий. Это называлось Дальние Кармаки – дальние, соответственно, от ирюмско-исетских центров, центры, мы видели их 4 августа, но большинство только мельком.


Члены экспедиции за работой, д. Краснова

История ирюмских старообрядцев – вещь, спрятанная несколько раз. Тем не менее, из самого факта этой секретности мы видим, (1) где была расположена актуальная окраина, пустыня, в которую можно было уйти (одна из таких пустынь) Российского государства второй половины XVII – XVIII вв; (2) когда эта пустыня перестала быть пустыней: в XIX в., а уж, тем более, в начале XX в., ирюмские старообрядцы жили уже только воспоминаниями о пассионарной эпохе – Беловодье располагалось теперь куда восточнее. Самые бурные события истории этого региона отделены от нас двухсотлетней эпохой этакого спокойного молчания; (3) то, что это молчание существует в качестве правила игры, позволяет надеяться, что все эти черные дома над заросшей илом рекой еще не мертвы – «Один двоедан, да и того доедам», записано где-то со слов кирсановских жителей – но что-то не хочется доверять этим декларациям старообрядческих потомков. Археологи или археографы должны заботиться об, так сказать, исторических материальных ценностях – за этим всем стоит такой злой Плюшкин, и я всегда очень неуютно себя чувствую, когда мне приходится с ними работать – все это можно украсть, и путешественника всегда можно заподозрить в нечестности, «ездят тут ищщо с этими аппаратами» - рассказывала нам жительница деревни Лобановой о «черных археологах». В общем, хорошо, что мы ищем нематериальное, что cтарообрядчество как таковое нам не нужно, только его далекие ландшафтные влияния, «личность Ирюма».

9.17. Тюмень. Участники поездки: А., B., М. Встреча у ДК «Геолог». Повсюду следы субботы: пустые бутылки в лифте, грязная женщина, спавшая на остановке на улице Мельникайте. На этот раз к нам присоединился М., доктор исторических наук, антрополог: вельветовый пиджак, к счастью, он не надел, а то половина экспедиции была бы в вельветовых пиджаках. Движение по утренней ул. Молодежная. Гипсовый Шрек в человеческий рост, первые встреченные искуственные пальмы (лейтмотив нынешней поездки), ресторан «Урарту» с каменными львами на входе – все промелькнули перед нами. Разговор о злачных местах, пельменных, советских ресторанах. Обсуждение видеоверсии лекции «Свободного Университета», которую мы недавно читали с С.В. Рассказовым.

9.53. Р. Пышма. Вид реки Пышмы. Село Червишево. Обсуждение туристических сайтов. Завтрак в фахверке «Робинзон» с. Червишево. Типичная немецкая забегаловка в Червишево, самовар с медалями, свободный вайфай, чекин, фотографии знаменитых негров, обедавших в фахверке «Робинзон». За счет чего живет деревня Червишево? Отъезд. Вид Червишевской обсерватории – деревянный круглый пузатый домик. Рассказ о нраве владельца Червишевской обсерватории: он построил ее для себя, а любопытствующих прогоняет (об этом написано в интернете). В.: все, что в Тюмени делают так называемые бизнесмены, это не забота о людях, но в свое собственное удовольствие. М. вспоминает о тюменском обычае ездить по деревням за продуктами в 1980-х. – Я был ребенком тогда, и мне все казалось, что вот мы едем по лесному коридору, а за этим лесным коридором скрываются какие-то чудеса.

10.40. Водораздел Пышмы и Исети. Дали. Коэффициент Богомяки – число впечатлений на километр пути (В. предлагает ввести, по аналогии с «коэффициентом Празаускаса»). Лесной коридор (коэффициент Богомяки равен нулю). Красивое болото за д. Леваши. Педагогическое мечтание о том, чтобы возить детей на экскурсии в Приисетье, прививать им вкус к родным ландшафтам. Внезапное появление птиц, неба, конец лесного коридора. Необходимость биолога в команде.

10. 52. Шорохово.

10.55 Таджик, косивший траву газонной газонокосилкой посреди огромного луга, вдали от всяких строений, в сердце Западной Сибири.

11.07. Исетское. Чистые утренние улицы Исетского. Монолог ВГБ о сыновьях: - Сыновья, они такие интересные… Сын В. служил в «Белых сурках», или каком-то еще специальном подразделении, я не запомнил. – Мы идем однажды, а он мне и говорит, ну, вот cмотри, как правильно штурмовать этот дом? – рассказывал В., не без восхищения. Многие дома из тех, которые мы видели в этот день, уже не нужно было штурмовать. Дорога в поля, пока еще тюменские.

Часть 1. БЕШКИЛЬСКАЯ ДОРОГА.


Дорога вдоль р. Бешкиль. B - Краснова, C - Ёршина, D - Кирсанова

Решение поехать сначала в д. Кирсанову – место упокоения Мирона Галанина (1726-1806), лидера каких-то сотни раз с тех пор поросших лесной травой раскольничьих выступлений, а также автора агиографических сочинений, посвященных ирюмским старцам, жившим до того Мирона еще чуть ли не столетием раньше. «Недаром больше других помнят М.И. Галанина жители этой деревни, а о ней в районе бытует поговорка «Ты не бывалец Приисетья, если не побываешь в д. Кирсановой». Старожилы вспоминают, что в давние годы на день поминовения святого Мирона 8 июня съезжалось на кирсановское кладбище много народа из разных мест Урала и Сибири». (Емельянов А.Л. История Приисетья. Тюмень: Мандр и Кa, 2006. С. 240.) В том же Кирсанове (Крысанове) за три года до рождения Мирона, в лето от Адама 7233, от Рожества Христова 1723 года состоялся собор, учредивший местное часовенное согласие – так называли себя ирюмские раскольники, поповцы, которым пришлось обходиться без попов.

«Вся наши претки по нарушении веры сначала довольствовались вставшими прежними священниками, не принявшими Никоновых перемен и жившими потаенно в пустынях, и лесах, и за границей нашей Сибири, мало обитаемой… И основывали общежительныя общины, где и священство принимали без примеса обливательнаго крещения. Если отъискать в настоящее время окажется затруднителным, и может быть, и вовсе уже таковых не было и нет, то истиннии християне остаются без священник, крестят младенцев простолюдины сами за нужду, как указано в Потребнике, а браки совершают по родительскому благословению» (Соборное уложение Ирюмского собора часовенных христиан 29 мая 1723 г).

Когда была основана Кирсанова, не ведаю, но на карте Ремезова ее еще нет.

11.23. Новиково. Целый день мы видим одну и ту же картину – местность в основном равнинная, лес стоит отдельными колками в полях. – Здесь какой-то открытый, веселый ландшафт, - говорит В. – не то, что по Тавде мы ездили.


Хлебное поле, д. Кирсанова.

11.39. Зеленые крыши ООО «Запсибхлеб-Исеть». Хлебные поля здесь повсюду. Целый день мы видели рядом хлебные поля.

11.40 д. Краснова. Первая вещь, привлекающая внимание экспедиции -красный гонг для вызова пожарных. В других местах мы их не замечали, а здесь – в Исетском районе и на Ирюме, мы то и дело замечаем эти багровые тарелки с привешанным железным прутом. Бесстрашный А. несколько раз ударяет в гонг, не произведя, к удовольствию остальных, никакого эффекта в окрестностях. Видимо, это старые устройства, дотелефонной поры, но насколько старые, никто не знает. Я спросил потом Чуваша об этих штуках, и он сказал, что всегда тут висят, мол, с тех еще времен. Чувашу, впрочем, я бы остерегся сильно верить. Солдат, кричащий из кустарника (монумент павшим героям Великой Отечественной). Кроме гонгов, появляются виденные нами повсюду на Исети розетки, украшающие сельские ворота, странные платочки, которыми украшены номера некоторых домов (выданная замуж девушка?), особые глухие ставни -раскладушки на два окна.


Пожарный гонг, д. Краснова.

12.26. д. Ёршина. Телега про «удивительные дома», представляющие собой нечто среднее между детской площадкой и выставкой наивного художника, которые иногда нам встречаются в наших странствиях. Редко бывает, чтобы таких домов было в деревне больше одного. Планы исследования «удивительных домов». Речь М., посвященная микросоциологии и эссе Зиммеля «Руина». Переезд из д. Ёршиной в д. Решетникову сквозь заросшее чертополохом и цветами пышное поле, по невидимому мостику через Бешкиль.

12. 34. Д. Решетникова. Звучит музыка в стиле русский шансон. Корова у Дома Культуры. Удивительный «удивительный дом» - дед и бабка, куклы в человеческий рост, сидящие на скамеечке у пальмы, искусно склеенной из множества пластиковых бутылок.


"Удивительный дом"

12.58. Тут с нами случилось приключение. На выезде из д. Решетниковой мы посадили в машину неизвестного, который торопился «успеть до закрытия» в магазин д. Ёршина. Мятая купюра в пятьсот рублей. Празднует день десантника. Представился как Чуваш. Покупка водки в д. Ёршина. Выходит из магазина небрежной походкой аристократа духа, держа в руке исполинский пузырь водки «Sibirskaya». Беседа с Чувашом о состоянии дороги, ведущей в деревню Кирсанову. Все нам наврал – летняя дорога оказалась сносная. Предложение будущих услуг (дал А. свой телефон, если что, звони, вытащим).


Вид д. Кирсановой

13.00-14.30. Д. Кирсанова. Путешественники исследуют кирсановский пруд (озеро), где берет начало р. Бешкиль. Селянин, вышедший из дому на том берегу, внимательно смотрит на путешественников, которые ебашат луки. Пыльный въезд в основную часть д. Кирсановой, прегражденный собачкой, напоминающей одинокого шерифа. Молчаливая, якобы пустая д. Кирсанова. Петляния по якобы пустой Кирсановой. Запертый кирсановский магазин. Трудности коммуникации. Молодой человек в футболке, чинивший некий механизм, ничего не знает о старообрядцах. Дедушка, похожий на Джуниора Сопрано рядышком с бабушкой внимательно смотрят на путешественников из своей копейки. Женщина в белом платье рассказывает о часовне, поставленной на могиле М. Галанина. Поездка на пустынное сельское кладбище. Цилиндрики сена. Лягушки. Комары. Кресты-голубцы. Часовня на могиле Мирона Галанина. Кусты малины повсюду.


Часовня на могиле Мирона Галанина. Старое фото.


Часовня на могиле Мирона Галанина, современный вид

«В 1979 году основатель Исетского краеведческого музея А.Л. Емельянов обнаружил староверческую часовню, построенную на могиле Мирона Галанина в деревне Кирсаново. В районной газете об этом открытии была опубликована заметка, привлекшая внимание группы исследователей-краеведов из Тюмени. Однако, когда организованная экспедиция достигла своей цели, было обнаружено, что часовня опустела, из нее исчезли все иконы. Существует два предполагаемых объяснения этому происшествию - либо после появления газетной публикации часовня была разграблена некими злоумышленниками, либо иконы были перемещены староверами в более надежное потайное место» (Сайт Исетского народного музея).

14.42. Кирсанова – конечная станция, дальше нет пути автомобилю. Путь из Кирсановой обратно на юг - через Ёршино-Решетникову-Краснову. Решение сфотографировать старика без лица у еще одного «удивительного дома». Ёршинский магазин, который, по словам Чуваша, должен был закрыться, но отнюдь не закрылся. Приобретение хлеба и колбасы. Поедание мороженого у багажника автомобиля «Субару». Наблюдение покупателей. Небрежная походка другого аристократа духа, держащего в руке исполинский пузырь водки «Sibirskaya». Мечты А. о сельской кухне. В ответ я предлагаю проект гимна нашего клуба воскресных путешествий. В нем должны быть такие слова – «Посмотри, как пляшет чуваш!». Я сам наполовину чуваш. Перемещение на реку Ирюм. 8 километров по Бешкиль- Ирюмской месопотамии. Внезапная яма на дороге, легкая травма автомобиля. Шелестящая в тишине кукуруза.

15.00-15.45. Пикник в полях, на покосе, ровном как поле для гольфа. Беседы о ростовых куклах, тени Протесилая, нижегородском кельтологе-некрополисте. В. находит в лесу сыроежку и гроздь костяники. Огурцы, помидоры, копченая колбаса, самовар, чай с чабрецом. Пиквиковские аллюзии – «Джо, передайте мне наверх бутылочку винца». Изображение игры в гольф. – Здесь какой-то открытый, веселый ландшафт, - говорит В. – не то, что по Тавде мы ездили. Встряхивание узорного покрывала. Крошки, развеянные по ветру.

16.00. Развилка в полях. GPS, высунутый в окно. Использование подзорной трубы. Мы видим вокруг одни только хлебные поля. Заупокойные польские песни.

Часть 2. МАЛЕНЬКОЕ ИРЮМСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ.


Дорога вдоль реки Ирюм и далее. А - Бобылева, B - Лобанова, C - Cазонова, D - Cаломатова,
E - Ильина, F - Шатрово, G - Мехонское


16.04. Путешествие по Ирюму началось поздно, чтобы на сей раз не завершиться. Село Бобылево на Ирюме. Бобылево – одна из двух деревень на Ирюме (вторая – Спасское), которые не были старообрядческими. А. отмечает, что местные жители красят наличники в тон цветам, растущим под окнами. Прекрасные руины церкви Рождества Богородицы. Церковь Рождества Богородицы выстроена в 1868 г. на средства купца Андрея Шишкина и Василия Калинина. В своем художественном облике совмещает традиционные черты трапезной церкви с элементами каменной архитектуры позднего барокко и отчасти - классицизма.


Церковь Рождества Богородицы в д. Бобылевой


Р. Ирюм в д. Бобылевой

16.40. Р. Ирюм в Бобылевой. Юные девицы в легкомысленных нарядах, ловко катавшиеся по стогнам Бобылева на мотороллере.

17.00. д. Лобанова. Ирюм в Лобановой у магазина, бывшая школа. Белая лошадь. Мостик через заросший Ирюм. Тарзанка, напоминающая виселицу. Бурая домашняя река, видимая до самого дна. Мальки. Говор лобановских жительниц. – Запружают иё, у нас воды-то и нет. Лобановские жительницы принимают нас за важных людей. – Вы-от, образованные, общаитесь там, не знаю, передайте. Устное обращение жительниц к Якушеву, чтобы помог почистить реку мощным трактором. – Сами-то шоркамся в ней, воду берем из ее зимой, когда чистая, очень нужна вода. – Мужики-от хотели запрудить иё по весне, да не получатса. Эти женщины, в красивых очень платьях, нарядные, ничего не знают о старообрядцах. Сельские десантники на «Оке». – Где-то она начинатса в Ирюме, далеко отсюда.


Р. Ирюм в д. Лобановой

17.27. Сазонова. Живописные виды р. Ирюм. Селянка, шоркавшаяся в р. Ирюм. М. разглядывает великолепную долину Ирюма в подзорную трубу. – Чувствуешь себя полководцем! Раскатанная тяжелой техникой площадочка в конце деревни. Конец дороги, конец Тюменской области. Нам кажется, что проехать вдоль всего Ирюма по одной дороге невозможно, что тюменский и курганский Ирюмы имеют разные входы.


Долина Ирюма у д. Сазоновой.

18.20. В поисках курганского входа на Ирюм, в первую курганскую деревню Саломатово. GPS, высунутый в окно. Черный металлический куб в полях. Песня «Тебе не нужно думать ничего». Плутания в полях, в лесу. М. убирает с дороги кряжи, чураки и колоды, потерянные неизвестным лесорубом. Остановка с целью разведывания дороги, А. уходит в кусты и пропадает. Тревога оставшихся в машине путешественников. – Кто-нибудь умеет водить, кроме А? – А что мы вообще знаем о нем? Отправка спасательной экспедиции и обнаружение А., имевшего продолжительную беседу с невидимым лесорубом. Удивленные глаза сына невидимого лесоруба, который встретился нам на своем тракторе по дороге назад. Ирюмские просторы под лаунж, фанк, соул и свинг, заведенный во автомобиле. Модный пастух с прической. – Есть дорога! – Не знаю, я там не ездил! – Широкая улыбка модного пастуха. Решение ехать по проселочной дороге вдоль Ирюма из д. Лобановой в д. Саломатову (таким образом, гипотеза о разных входах на курганский и тюменский Ирюм была нами отвергнута). Прощание с д. Лобановой. – Девки какие ходят!


Вид д. Саломатовой

18.56 д. Саломатова. Начало курганской депрессии. Упоминание «эффекта Цыпиной». Я читал еще про одного стародавнего раскольника, Симеона Ключарева, который прятался в деревне Саломатовой во второй четверти XVIII в. «Его укрывали десятки крестьян (по следствию их прошло 49 чел.), на усадьбе зажиточного крестьянина Якова Емельянова была сооружена главная тайная резиденция о. Симеона с несколькими кельями и сетью подземных лазов, выходивших далеко за пределы села». Именно отсюда начинается настоящий Ирюм, дальше находится самая прославленная деревня Ильина, но сил уже никаких не было. Решение двигаться в сторону дома. М., сравнивающий автомобиль с батискафом, из которого мы выходим только на время. Ответная речь о том, что регион можно увидеть, к сожалению, только так, много перемещаясь. А уж потом, когда мы все увидим, мы станем медленными, спокойными, будем по целой неделе стоять в одной деревне и тихо беседовать обо всем на свете. Характерные розетки на воротах. Платки у номера дома. Ставни -раскладушки. Мыльная пена вечерющего Ирюма (видимо, здесь в нем тоже шоркаются). Стрижи-рыбоеды. Вечерний свет.


Ирюм в закатной д. Саломатовой

19.19. Единственный взгляд на д. Дружинину.

19.25. Единственный взгляд на д. Ильину. Поворот на Шатрово. Я предлагаю проект гимна нашего клуба воскресных путешествий. В нем должны быть такие слова – «Посмотри, как пляшет чуваш!».

19.42. Шатрово. Разглядывание солдата с факелом. – Девки какие ходят!

Посещение озера Пустынного, богатого серебром. Пятнадцать минут едем через тесный молодой березовый лес, словно между банных веников. На глухом лесном покосе добровольцы уходят в кусты и возврашаются через полчаса, недовольные увиденным среди болот. Перспективы позднего возвращения.

21. 05. Изъедугино.

21.16. Мехонское.

22.00. Исетское. Королева бензоколонки запирает перед нами дверь магазинчика. Выдавание газированной воды через особую собачью дверцу, напоминающую дырку для возврата монет в старых таксофонах. Звонки домой. Эффекты тонированных стекол.

00.00. Путешествие по приборам. Педагогические исповеди при свете спидометра. Душистая метелевская полночь. В., тихо проходящий во тьме у ограды своего дома. Тюмень.


Проселочная дорога по берегу р. Ирюм, между дд. Лобановой и Саломатовой

Tags: Бешкиль, Ирюм, Исеть, Кирсанова, Приисетье, окрестности Тюмени
Subscribe

  • Фестиваль "Ключ" 2018 г.

    Четвертый "Ключ" состоялся 26 мая 2018 г. Организовали его энтузиасты при поддержке БФРГТ. Пресс-конференций предварительно не проводилось,…

  • Линев (1924)

    Тарасов-Родионов А.И. Линев. (Повесть) // Октябрь. 1924. № 1. В повести "Линев" (1924) Т.-Р. несколько отошел от современности,…

  • Фестиваль "Ключ" 2017 г.

    Третий "Ключ" состоялся 11 июня 2017 г. Организовали его те же люди, что и прежде, при поддержке БФРГТ. ПРЕССА Зачем нам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments